Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

сирень

Искусство перевода

Читаю «Артур и Джордж» Дж. Барнса в переводе И. Г. Гуровой. Так что, собственно, читаю Гурову. Отвратительный, корявый язык: «Внук, который, приобретя воспоминание, перестал быть «нечто», и бабушка, которая, утратив атрибуты, теперь обретаемые ребенком, вернулась в это состояние… Чем, собственно, было это «нечто» — или, точнее, что именно произошло, когда осуществилась великая перемена, оставившая после себя лишь «нечто», — именно этому суждено было обрести для Артура всепоглощающую важность.»,

«он продолжает работать и спать в пределах соприкосновений с отцом»,

«Сколько внутренних пересказов обкатывали и сочетали простые слова, которые он наконец употребил?»,

«так он был научен сказать»,

«большое бурление в его профессии»,

«Я горд увидеть его тут, как никого»,

«В понедельник утром он объявляет результаты, и они меняются местами» -  на самом деле менялись местами герои, а не результаты;

«Джордж хорошо читал из книги перед собой»,

«Там не было никого, чтобы глядеть» - это в смысле: «там не на кого было смотреть».

«Его понимание полового акта достаточно полно, хотя касается более злополучных последствий, чем приятных прелиминарии и осуществлений»,

«И тогда девица выхватила булавку из волос, и золотые кудри упали из окна вниз, вниз, вниз, лаская стены замка, пока почти не коснулись зеленой муравы, на которой он стоял» Вверх редко что-то падает. Но, главное, что зачит «упали, пока почти не коснулись»? И не просто упали – упали, лаская. Когда же они успели-то со своей лаской? Пока почти не коснулись? А упали, наверное, пока падали. Этот отрывочек – воспоминание героя о сказке, которую рассказывала ему мама. И можно было бы подумать, что это сказка такая, или с мамой не всё в порядке, или с героем. Но у Гуровой все персонажи одинаково путаются в глаголах. И все говорят одним и тем же языком – языком Гуровой: 

«Когда он добирается до дома в угасании декабрьского дня, уже совсем стемнело.» Когда добирается, стемнело. С угасанием тоже неладно. Какое угасание, если всё уже погасло?

«шелестели кольчуги» - интересно, из чего их делали, а, главное, зачем, если они шелестели?

«в анфас»,

«…выпить тост за …» - и герой-таки выпил тост и не подавился, а ведь можно было просто «выпить за».

«в доме приходского священника другой альтернативы не существует» Да разве только в доме приходского священника? Печально, если так. Всё чаще мне попадается на глаза эта «другая альтернатива». Похоже, дом приходского священника – последний оплот грамотности.

«кусок резины размером и толщиной в подошву сапога» - в трёхмерном пространстве, кроме толщины, есть ещё длина и ширина. И всё это - размеры. Что имела в виду переводчица?

«она преобразовалась в беспомощную больную» - так  прямо  и преобразовалась? Без генераторов-трансформаторов?

«…предостерегая нас об ограниченности того, что мы называем материей»,

 «Он не совсем уверен, как именно попадают отсюда туда»,

«Он не был уверен, насколько Джин Леки ему нравится» - вообще всегда после «уверен» переводчица ставит какие угодно слова, кроме «что» и «в»; зато, наверное, в качестве компенсации: «доверяла, что он примет правильное решение»,

«но может ли он претендовать, что действительно что-то знает?»,

«Артур недоумевает, что Джордж не упомянул про…» - после таких фраз я тоже недоумеваю, что.

«потенциальным Мужчинам и Женщинам «В Поезде»…» - речь идёт, всего-навсего, о возможных пассажирах некоего условного поезда, а вовсе не передвижного инкубатора и не борделя на колёсах. Так что поезд ни в чём не виноват. Пассажиры тоже не виноваты. Они ещё до посадки определились с половой принадлежностью. В биомассу их превратила переводчица.

«вполне подходила стать его женой»,

«на верху подноса» - интересно, как выглядел этот поднос?

«душевное отчаяние и практический вакуум»,

«никогда близко не был от брака»

«Поразительность, однако, этим не исчерпалась»

«против планов, уже решенных»

«яснее разбирается в подобных вещах»

«Мои страдания были абсолютно бессмысленными, как для меня и как пример для других.»

 

Гурова никогда не напишет: «это было очень важно», везде: «это имело большую важность». Или, в противоположном случае: «это никакой важности не имело». Лишние, мусорные слова её не смущают. Но иногда она экономит: «выражение его собеседника странно меняется» - это о выражении лица.

 

«Если человек не может сказать, чего он хочет делать, тогда он должен узнать, чего ему следует сделать» - угу. Есть такие романы, в школе проходят: «Чего делать?» и «Кого виноват?».

А что значит «более конечными»?

 

«он хотя бы никого не вводит в заблуждение. За исключением того, что тем не менее вводит»,

«но как он ни активен в этом своем мире, его сердце не настроено на его лад»,

«это ни с какой стороны не может воздействовать на аргумент

вашего отца» - на аргумент можно возразить, ответить контраргументом, а воздействовать, конечно, ни с какой стороны нельзя. Чей бы этот аргумент ни был. Исключение из правила только одно:

 

 а потом возьму аргумент свой единственный,
выну и на них положу...

                                                 Ю. Ким

 

«Ощущение предвкушения вокруг него перенапряжено и лихорадочно»,

«Какая весть может быть столь настоятельной?» - ответ прямо-таки напрашивается, но переводчица не догадывается, что настоятельных вестей не бывает.

«Узнать его ожидающего гостя нетрудно» - почему не «ожидающего его гостя»? Неужели неистощимая Гурова не нашла другого способа обезобразить предложение? Ничего подобного. Далее, после двоеточия: «единственное смуглое лицо в профиль примерно в десяти шагах от него».  Ну разумеется, гостя можно сразу узнать по особым приметам: во-первых, он стоит к хозяину в профиль(!), во-вторых, лицо гостя в десяти шагах от профиля. Угораздило же   беднягу.

В бредовом мире Гуровой не только лицо, но и другие части тела ведут себя странно: «На его локоть ложилась ладонь, и по примеру сэра Артура она начала называть его Вуди»,

«руки начинают раскидываться».

 

При всём разнообразии приёмов есть у Гуровой любимые конструкции типа: «следующие следовали вследствие…»

«Но если вас ни разу не будил звук повернутого в скважине ключа, это не исключает, что ключ был повернут»,

«наказание совсем на нем не сказалось»,

«вы не найдете во мне склонности к уклончивости».

А если слова в предложении не однокоренные, Гурова всё равно своего добьётся: «гнезда насилия, слишком перенаселенные…» - слух у неё абсолютный.

 

Цитировать можно долго. Похоже, что в качестве цитаты я могла бы выложить этот перевод целиком.