lilac2012 (Анна Парчинская) Музей на дому (lilac2012) wrote,
lilac2012 (Анна Парчинская) Музей на дому
lilac2012

Categories:

Коровин о Горьком.

Ничего сенсационного, но ни в одних воспоминаниях такого не читала. Даже у проницательного Ходасевича. И почему-то кажется, что Коровин всё видел правильно.


* * *
Летом в деревне. Гости — приятели-охотники, гофмейстер. И артист, приехал с писателем Алексеем Максимовичем Горьким.
Картузы чесучовые, рубашки шелковые, поддевки тонкого сукна, сапоги высокие с блеском.
В гостях у меня Серов. Ловили рыбу на реке на удочку. Алексей Максимович не ловит, потому — занятие варварское.
Взял Горький корзинку и пошел со мной собирать грибы.
— Люблю, — говорил Горький, — грибы. Рвешь — и никому не обидно. Не живые. Не могу видеть, как рыбу жарят, а грибы ничего. Нервов у них нет…
Идя по лесу и беседуя с Горьким, я удивлялся твердому восхищению Алексея Максимовича собой.
Оно выражалось в оглядке после каждого слова и улыбке как бы в самом себе. Улыбка для себя. И в то же время во всем, что говорил Горький, был намек на какого-то врага, все казалось, что он сердится на кого-то.
Досадно было мне видеть такую странную черту в столь талантливом человеке.
И я вдруг вспомнил Антона Павловича Чехова — я был у него в Аутке, в Крыму, незадолго до его смерти.
— Горький, — сказал мне тогда А. П., — имеет капризное свойство, которым обладают многие студенты, юноши, — совершенно не считать за людей — людей, одетых в крахмальный воротничок и галстух.
Это замечание было характерно и верно.

* * *
— А сложна, — сказал я Алексею Максимовичу, — совесть человеческая.
— А черт его знает, есть у него совесть или нет. Он же прячется. Не узнаешь, он одно кажет, а сам другой…
— Караул! — закричал кто-то на опушке леса у реки.
Горький остановился, как-то вытянулся и тревожно посмотрел в ту сторону.
— Это свои, — сказал я ему. — По-настоящему «караул» не так кричат.
Грибов мы набрали порядочно, и Горький ножичком чистил корешки, ровно укладывая гриб к грибу.
— Вот люблю я грибы собирать, — снова сказал он, — и птиц еще люблю, певчих. Хорошо поют с весны, а теперь — нет, к осени дело. Листочки желтеют…
— Эх, отчего я не татарин! — вдруг сказал Горький.
— А зачем татарин? — удивился я.
— Люблю татар. Халат, тюбетейка, буза, жена послушная. Чего еще! Мало одной жены — бери другую. Хорошо!..
* * *
А вечером вышел спор.
Горький говорил, что если б он был царь, то запретил бы есть рыбу, гусей, дичь. Вообще — многое запретил бы…
Не слыхал я всего, о чем спорили, — бегал на кухню приготовлять ужин: там варили уху, жарили рыбу, цыплят, гуся.
Артист что-то говорил, что, будь он царем, у него все бы знали иностранные языки. Но говорить — не смей, говори только по-русски и знай русский язык. Он всех богаче. Всякую штуку объяснить можно только по-русски.
— И ты бы у меня не такой бы веселый был! — строго сказал мне артист, когда я вошел в комнату.
Долго спорили гости. Серов лежал на тахте, в стороне, и слушал.
Когда подали ужин, гости сели за стол и забыли, что жареную рыбу есть нельзя, — жестоко, а ели всё — и рыбу, и грибы, и цыплят, и гуся.
И как-то повеселели.
Серов, всегда мало говоривший, вдруг сказал:
— Алексей Максимович, вот когда бы вы были царем, то при вас все-таки с неделю кое-как прожить было бы можно, а вот когда бы вы маэстро — то минуту б не продышать…
— Да, шибко строги, — сказал Василий Княжев, мой слуга, приятель-рыболов, и пошел к дверям.
— Куда ты? — крикнули мы.
— Да вот пойду, сеть на ночь поставлю. Завтра к утру раки попадут. Господин артист раков любит.
— И я пойду, и я пойду, — закричали гости и стали поспешно вставать из-за стола.
Tags: Горький, Коровин К., мемуары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Из дневника К. И. Чуковского

    1901 г. Читал роман Станюковича: «Черноморская сирена». Дочитал до слов: «Оверин, обыкновенно ничего не пивший, сегодня пил…

  • Анхель Ботельо

    Сотбис Видно, что на него повлиял Гоген Читать -…

  • В этот день 7 лет назад

    Этот пост был опубликован 7 лет назад!

  • Ещё Кузмин

    Панорама с выносками Выноска третья По веселому морю летит пароход, Облака расступились, что мартовский лед, И зеленая влага поката. Кирпичом…

  • А. Лебаск

    Сотбис

  • Михаил Кузмин

    Рисунок Е. И. Кршижановского, 1931 Форель разбивает лед Первый удар Стояли холода, и шел «Тристан». В оркестре пело раненое море,…

  • Вера Зубарева

    ПЕРЕВОРОТ дневник 1 В этой глуши даже луна с закрытыми всходит глазами. Каждый предмет кажется собственной тенью. Стол с сорняками бумаг – что…

  • Анри Мартен

    Сотбис

  • Напоминалка

    Этот пост был опубликован 8 лет назад! Этот пост был опубликован 3 года назад! Этот пост был опубликован 1 год назад!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments