May 22nd, 2016

сирень

Владимир Гандельсман. Из интервью.


Владимир Гандельсман  – поэт, переводчик. Родился в Ленинграде. Закончил Ленинградский электротехнический институт. Работал инженером, сторожем, кочегаром, гидом, грузчиком. С 1990 года живёт в США. Преподавал в колледже, работал сторожем, вновь преподавал.

Публиковал стихи в российских журналах. Автор пятнадцати поэтических сборников. Переводил англоязычных поэтов, в том числе Эмили Дикинсон, У. Х. Одена, Уоллеса Стивенса, Джеймса Меррилла, Имона Греннана, Энтони Хекта и др.  Изданы две книги переводов стихов Томаса Венцловы – «Гранёный воздух» и «Искатель камней».  В 2010 году в Москве в «Новом издательстве» вышел перевод трагедии Шекспира «Макбет». В 2011 году за книгу «Ода одуванчику» удостоен премии «Московский счёт».

Collapse )
Спасибо philologist-у за наводку.
сирень

Владимир Гандельсман. Из интервью. Окончание.

О теме существования русскоязычного литератора в иноязычной среде. То, чем стращают писателей в России в известной традиции, заключающейся в том, что оторванный от языка и его носителей, писатель за границей сжимается, как шагреневая кожа, тоскует по языковой среде и испытывает тяжелую, словно мигрень, ностальгию. Правда, на родном языке ни Гоголю с Тургеневым и Герценом, ни Бунину с Солженицыным и Бродским заграница писать не мешала. Меня никогда не пугало удаление от этой самой среды и языковых корней. И до сих пор не вижу здесь проблемы. Мало того, в другой стране ты начинаешь физически, как собственную спину, ощущать иной языковой фон. В России доминирует русский язык и россияне могут годами не сталкиваться с разнообразной фонетикой, с ино-странными звуками. Я прожил первые четыре года иммиграции в Бруклине, а затем пятнадцать лет на Манхэттене, после чего переехал в Нью-Джерси и живу в 5 минутах езды от моста им. Вашингтона, ведущего в Нью-Йорк. Попав на нью-йоркскую улицу, ты невольно подставляешь ухо самой разной речи и сразу становишься жертвой sounding abuse. Это пир слуха, торжество демократии в аккустике, праздник, который в Нью-Йорке всегда с тобой. Володя, ты живешь в Америке с 1990 года, но судя по твоей последней книге «Разум слов», в которую вошли стихотворения за 40 лет, нет никакой писательской катастрофы в твоем многолетнем удалении от родной речи. Как ты, русский поэт, выжил в столь тяжелых фонетических условиях? Насколько 26 лет иммиграции повлияли на стилистику, синтаксис твоих текстов, написанных за эти годы по-русски?

Collapse )
Спасибо philologist-у за наводку.