lilac2012 (Анна Парчинская) Музей на дому (lilac2012) wrote,
lilac2012 (Анна Парчинская) Музей на дому
lilac2012

Нидерландская живопись 15 - 16 вв.

Обновляя своего Брейгеля, нашла кое-что любопытное. Правда это или нет, не знаю. С одной стороны - страшилковый сюр был тогда в традиции нидерландской живописи, с другой стороны - может, традиция потому и возникла...
"В наши дни, когда речь заходит о заболеваниях и эпидемиях раннего средневековья, вспоминают только чуму и холеру. Об эрготизме практически забыли, а ведь по своим последствиям и количеству жертв он не уступал этим заболеваниям и в неменьшей степени оказал влияние на ход европейской истории.
Обратимся к творчеству ряда художников того времени, на картинах которых нередко находим изображения пораженных этим недугом. Классическим примером могут служить широко известные картины Иеронима Босха (1450-1516). Отметим лишь то, что наиболее мрачные, полные мистических переживаний, кишащие фантастическими чудовищами, пожарищами картины, были написаны художником в период с 1500 по 1505 года.

Та же закономерность прослеживается в работах другого нидерландского живописца - Питера Брейгеля- старшего («Мужицкий»), (1525 -1569). Так, например, на одна из его картин изображены беззаботно играющие в свои средневековые игры дети («Игры детей».
Или же картина «Битва в гавани», выполненная в спокойных тонах — трудно поверить, что на ней изображены боевые действия.
И вдруг у художника резко меняется почерк, идет серия картин, которые своей сюрреалистичностью, эмоциональностью и безумию сюжета напоминают картины Иеронима Босха! Это “Безумная Грета”, “Падение ангелов” и "Триумф смерти".
Самое интересное в том, что все три картины датированы одним и тем же 1562 годом.
… И вновь картина Питера Брейгеля- старшего «На пути в Египет», но уже датированная 1563 годом. Спокойные тона, обычный, для европейского искусства тех времен, сюжет.
Искусствоведы, комментируя работы художника 1562 года, нередко допускают следующие эпитеты: "… В этих картинах художник смотрит на мир глазами Босха… ", "… он переносит нас в мир Босха…". Смеем предположить, что они не правы, художник смотрел на мир своими глазами, он всего лишь болел "заболеванием Босха". То же самое можно сказать и о Матиасе Грюневальде (1473-1528), Питере Хюсе (1519-1584), Мандейн Яне (1500 — 1556). Выделено даже целое направление в искусстве того времени под названием “северного маньеризма”. Именно “северного”, это очень важно. Все эти художники жили в одну эпоху и практически в одной и той же географической зане – в центральной и северной Европе. Сегодня трудно объяснить относительно спокойное отношений к этому искусству Святой Инквизиции, однако смеем предположить, что такое было возможно лишь в одном случае — такие сцены и образы были не редкостью в те времена.
Нет никаких сомнений, что мастера из глубины веков донесли до нас свои видения переживания во время вспышек эрготизма. Периодические эпидемии этого заболевания возникали в средневековой Франции, Германии, Швеции, Голландии — в странах с умеренным и влажным климатом. Клиническая картина сопровождалась, в первую очередь, рядом поведенческих нарушений. У больных отмечалось беспокойство, неясность сознания, периодические проявления психоэмоционального возбуждения, галлюциноз (чаще всего, устрашающего характера), светобоязнь, спазмы мимической мускулатуры, приводящие к непроизвольным гримасам, из-за которых еще тогда заболевание назвали «корчи ведьмы». По особенностям дальнейшего течения болезнь подразделили на два основных типа. При первом типе наблюдался резкий спазм периферических сосудов конечностей с нарастанием их циноза, нарушением циркуляция крови вплоть до развития некротизации и сухой гангрены. При этом конечность становилась как бы обугленной, поэтому это состояние в средние века назвали «Огонь Святого Антония». В результате больные, даже если не умирали, то теряли конечности и становились калеками.
Второй тип эрготизма – конвульсивный. При этой форме заболевания, на фоне уже описанных поведенческих нарушений, отмечались тонические судороги, тризм скелетной мускулатуры. Эта болезнь известна под названием «Пляска Святого Витта». Часто судороги затрагивали и дыхательную мускулатуру, и тогда редко кто оставался живым после этой дьявольской «пляски». «Корчи Ведьмы», «огонь Святого Антония», «танец Святого Витта» наводили ужас на средневековых европейцев, поэтому церковь стала преследовать заболевших, их предавали суду инквизиции. В дальнейшем количество заболевших так возросло, что церковь судила лишь «избранных», по своему усмотрению, иногда не гнушаясь и выполнять политические заказы. Классическим примером можно считать расправу над Жанной Д’Арк. Целыми городами и селами люди впадали в неистовство, галлюциноз, у них чернели и отмирали конечности, наблюдались судороги, после которых они погибали. За считанные дни опустошались целые деревни. Болезнь не щадила ни старых, ни молодых. Судьба выживших тоже была незавидной, они теряли конечности и становились инвалидами. В условиях средневековой Европы многие из них в дальнейшем также погибали от голода и заболеваний.
Впервые эрготизм как заболевание описал французский врач Lanicer в 1582 году. Однако первые серьезные для своего времени исследования эрготизма датированы 1670 годом и принадлежат другому французскому врачу — Тулье (Thuillier). Сначала в своих исследованиях доктор Тулье исключил инфекционную природу заболевания. Согласно его наблюдениям, эрготизм был распространен в сельской местности, в то время как в городах, где царила полная антисанитария, заболевание никак не проявлялось. Более того, болезнь поражала членов одной семьи, а их соседи оставались здоровыми, следовательно, по своей природе болезнь не заразна. Была отмечена одна странность заболевания, а именно то, что богатые люди заболевали значительно реже бедняков. Она не передавалась через воду — из одного источника пили как заболевшие, так и здоровые. Тогда доктор Тулье впервые выдвинул верную гипотезу о том, что заболевание может передаваться через пищу. Он много путешествовал по Франции, изучал рацион питания больных и заметил, что в рацион заболевших людей входил один и тот же продукт — ржаной хлеб. Исследуя ржаное поле, он обратил внимание на грибки спорыньи (Claviceps purpuris), которыми были заражены колосья. Тулье знал, что спорынья используется в медицине для стимуляции родов, при этом надо было точно подобрать дозировку, так как излишняя доза часто приводила к судорогам и смерти роженицы. Это наблюдение помогло ему выдвинуть верную гипотезу — тайна эрготизма сокрыта в спорынье. Но убедить крестьян очищать урожай от грибков он не смог, поскольку, по поверьям крестьян, спорынья была признаком хорошего урожая и достатка. Чтобы сломать эти стереотипы и заставить очищать урожай, ушло еще около двухсот лет — долгих двухсот лет человеческих страданий, эпидемий, унесших жизни сотен тысяч людей.
Сегодня уже известно, что в спорынье присутствует алкалоид эрготамин, который, являясь соединением достаточно термостойким, не разрушается в процессе выпечки хлеба и, попадая в организм человека, приводит к описанному состоянию. Именно этот алкалоид вызвал у Брейгеля, Босха, Матиаса и др. схожие видения, запечатленные на практически идентичных картинах!"
Tags: Босх, Брейгели, Брейгель П. ст., живопись, нидерландская живопись 15 - 16 вв.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments