lilac2012 (Анна Парчинская) Музей на дому (lilac2012) wrote,
lilac2012 (Анна Парчинская) Музей на дому
lilac2012

Category:

опять Борис Григорьев

Ранее: http://lilac2012.livejournal.com/22949.html и http://lilac2012.livejournal.com/23772.html. А опять потому, что люблю русский авангард, Григорьева люблю, а вы опять можете не заглядывать под кат и говорить, что живопись нужно смотреть в музеях. А книги, наверное, читать в рукописях. Будет тот же процент прочитанного.
Правда, на этот раз выкладываю графику.

1000



1004

1003

1002

1001

1007

1006

1005

1012

1011

1010

1008

1009 а



А ещё можно не читать воспоминания Бенуа о Григорьеве

....Такие именно мысли, тогда же мной записанные почти в этих самых выражениях, вызвали во мне страшные картины григорьевской "Расеи". Как же было не исполниться чувства некоего почитания к художнику столь проникновенного ясновидения? Правда, где-то глубоко в душе не переставала жить надежда, что в целом все обстоит не в такой уж безнадежности, что все же существует рядом с этой кошмарной "Расеей" та Русь, которую можно по-прежнему считать "святой" и которую следует по-прежнему любить с чисто сыновней нежностью Но одно - "глубина души", до которой моментами и добраться трудно, а другое - простая, осязаемая действительность, и эту очевидную действительность Григорьев со странной простотой, с откровенностью какого-то enfant terrible (Сорванец, не считающийся с условностями и приличиями) и преподнес.
Григорьев сознавал, что он совершил при этом своего рода подвиг и даже гордился им. Он. например, охотно принимал сравнения себя с Достоевским. Однако и тогда казалось, что рождение столь значительных "откровений" явилось все же неожиданностью для него, что они явились продуктом интуиции, что они появились на свет потому, что настал момент, когда нужно было им появиться. Творческие силы и техническое мастерство Григорьева сыграли при этом роль проводника каких-то велений, исходящих из сфер, не доступных человеческому познанию. Замечательно, что творчество Григорьева осталось абсолютно изолированным, что оно не нашло себе ни единого подражателя (...).
О Григорьеве как о человеке можно многое сказать, и следовало бы ныне начать собирание материалов для такого его портрета - пока еще свежи и ясны воспоминания о нем, о всех противоречиях этого странного характера. Странным этот характер действительно был. Многие боялись Григорьева, считали его за какого-то опасного скандалиста. Получилась эта репутация вследствие крайней впечатлительности художника и полной зачастую невозможности его совладать с возникшими в минуту аффектами. В смысле каких-либо моральных принципов в нем тоже не все было определенно и четко установлено, и почти всегда Григорьев поступал так, как ему подсказывали его далекие от простого здравого смысла побуждения. Но меня лично влекло к этому странному человеку. Как-никак, а среди моих современников он представлял собой наиболее цельный образ художника, и представлял он его без всякого наигрыша, в силу одних только велений своей натуры. Интуиция сказывалась не в одних только произведениях Григорьева, но и в его убеждениях (в том "подобии убеждений", которые он проповедовал иной раз с пламенной страстностью), в его отношениях к людям, в его художественных увлечениях и в его критике Интуиция руководила и проявлением его чувств к самым близким людям, и если в суете светских и деловых отношений иной раз трудно было решить, находится ли он под влиянием доброго или злого начала, то во всем самом существенном и самом жизненном он слушался своего сердца, если же восставал против него, то с великим страданием, вслед за которым являлось глубокое раскаяние.
Смятенный дух жил в Григорьеве, но то была истинная и подлинная смятенность, а не та неврастеническая взбаламученность, которая в наши дни "носится", как модный костюм, или происходит от какого-то духовного разгильдяйства. Эта смятенность Григорьева, вероятно, и помешала ему продолжать творить с той же уверенностью, когда он оказался в новых условиях после своего отбытия из России. Он, во всяком случае, если и храбрился, хоть и уверял себя и других, что он "себя еще покажет", все же потерял как-то почву под ногами. Он и до создания "Расеи" жил в чужих краях и чувствовал себя в них как рыба в воде. Ему даже казалось, что он лучше понимает это чужое, нежели свое, что ему и люди нерусские ближе, нежели русские, что он лучше может с ними сойтись. На самом же деле этот до крайности чуткий аппарат оказался в чужих краях без того питания, которое позволило ему создавать вещи чрезвычайной значительности. С ультраинтуитивными натурами происходят подобные духовные катастрофы. С особой чуткостью откликаясь на разные "подсказки", исходящие из окружающей их жизни,- подсказки, редко даже ими до конца осознанные, они не способны накоплять опыт, не способны синтезировать свои впечатления, не способны жить на "запасы". Приобретаемое они тут же тратят, причем это их мало тревожит, так как им кажется, что этот приток впечатлений неиссякаем.
Чисто художественная ценность созданного Григорьевым в чужих краях не уступает художественной ценности "Расеи" и всей совокупности картин, созданных им во время пребывания на родине Пожалуй, даже в узкоживописном смысле Григорьев неизменно за последние годы шел вперед. Он освобождался от некоторой жесткости и от тех формальных условностей, которые проникли в техническую сторону его работы вследствие временных увлечений (так. между прочим, исчезли и последние черты кубизма, довольно наивно понятого и усвоенного Григорьевым). Палитра стала богаче, но и ярче, фактура (отчасти под влиянием Вламинка, достоинства которого Григорьев был склонен преувеличивать) приобрела предельную виртуозность. К удивительно блестящим достижениям принадлежат его бретонские портретообразные этюды, а также те серии пейзажных заметок, которые он вывез из своих странствований по Центральной и Южной Америке. Но вот "тень Расеи" все же лежала на всем этом заграничном творчестве Григорьева и как-то вредила его успеху. Вторая часть его творения так и осталось до некоторой степени фрагментарной (…)
1939 г.
Александр Бенуа
Tags: Григорьев Борис, графика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments